Архонт

Архонт — специалисты поддержки, крадущие силу своих противников и превращающие ее в полезную для себя целительную магию. Эти маги усиливают своих союзников и наносят мощные энергетические удары, быстро меняя ход битвы.

Сильные стороны
Архонты заимствуют силу своего врага, чтобы поддержать друзей или пустить в ход разрушительные заклинания. Зачастую они выручают союзников в, казалось бы, безвыходных ситуациях.

Слабые стороны
Архонты слабеют во время передачи энергии. Израсходовав свою собственную жизненную силу для получения доступа к жизни противника, Архонт нуждается в подпитке чужой энергией для восстановления. Атаковав в этот момент, можно легко прорвать скромную защиту Архонта.

История Архонта
Слуга Архонта, бахми, с головы до ног оглядел Паладина Амардис. Последняя неловко отошла в сторону, спасаясь от непривычной пустынной жары.
"Многие воеводы обращаются за помощью к Архонту Такаат. Ее сила способна принести победу любой армии. Какое бесценное сокровище вы собираетесь предложить ей в обмен на поддержку?"
"Мне нечего предложить", - ответила Амардис. - "Я и мои воины принесли священный обет. Мы не берем ни платы, ни трофеев. Мы выступаем против Лэтис, Королевы Алчности, и не намерены покупаться на ее соблазны".
Архонт была облачена в мантию и скрыта от глаз в своем шатре. Она медитировала в окружении благовоний и пряностей. Фигура едва заметно кивнула, и слуга, обернувшись, улыбнулся.
"Архонт Такаат считает, что вы мудрее, чем кажетесь. Она будет сражаться на вашей стороне, и ее сила сокрушит дракониху".
На третьей неделе похода их армия была атакована. Из песков пустыни восстали каменные создания и устремились на них. Амардис ринулась на передовую и увидела, что паланкин Архонта взорвался. Матошийка-паладин бросилась на место взрыва и обнаружила там только огонь и осколки.
Слуга Такаат хлопотал над своей госпожой. Паладин приблизилась к ним. Вуаль архонта оказалась приоткрыта. Амардис впервые взглянула на Такаат и увидела сморщенную худощавую этхийку, истекающую кровью на песке.
"Это и есть ее великая сила?" - вскричала Амардис.
Слуга-бахми посмотрел на Амардис, предводительницу похода, как на неразумное дитя.
"Взгляните на вашу армию, северянка".
Амардис оторопела. Все ее воины, от бывалых солдат до мальчишек, которые еще вчера были пастухами, оказались покрыты броней из камня и пламени. Их кожа стала твердой, как камень, и по силе они не уступали чудовищным големам. Каждый адепт колдовал, как магистр. Каждый пехотинец сражался, как легендарный герой. Они разбили големов Лэтис, как ребенок игрушку.
"Ей нужно лечение", - пробормотала Амардис, устыдившись своего неверия.
"Нет!", - бахми осторожно поднял Такаат. - "Сейчас что-то будет".
Вдруг поле боя содрогнулось от серии громоподобных ударов. "Титан!" - завопили солдаты. Над ними возвышалась громадная фигура. С такой природной силой даже усиленной армии было не совладать.
Но прежде, чем Амардис успела дать команду к отступлению, на поверхности холма вдруг разверзлась трещина, и из нее хлынула магма. По мере того, как она омывала титана, руки Амардис наливались воистину титанической силой. Она взглянула на Архонта. Глаза последней горели, как раскаленная кровь земли. Такаат больше не выглядела сморщенной и болезненной. Она была величественна, прекрасна и внушала благоговение.
"Вперед!", - воскликнула она. - "Доверьтесь богам и Архонту Такаат!". Армия, обретя новую силу, ринулась в бой. Амардис никогда не чувствовала себя такой сильной и непобедимой.
Она извлекла клинок из сухого сердца титана и почувствовала руку Такаат у себя на плече. Амардис была предана богам, но никогда в своей жизни она не ощущала себя так близко к божеству.